Появились новые версии, почему лётчики Су-30СМ не смогли катапультироваться

Новость опубликована: 08.05.2018

3 мая 2018 года возле 9:45 мск над акваторией Средиземного моря во время набора высоты после взлета с аэродрома Хмеймим потерпел крушение российский истребитель Су-30СМ, известили в Минобороны.

Оба летчика, до последних минут боролись за самолет, по докладу с места, погибли», — заявили в ведомстве.

По данным военных, причиной аварии могла сделаться попавшая в двигатель птица. «Никакого огневого воздействия на самолете не было», — отмечается в пресс-релизе.

Летчик-инструктор, мастер спорта по высшему пилотажу на реактивных аэропланах Андрей Красноперов считает, что экипаж Су-30СМ мог намерен ввести терпящую бедствие машину в море, чтобы избежать падения на город Джебла.

«Скорее итого внештатная ситуация произошла в тот момент, когда они набирали высоту, находясь над территорией города Джебла. Нужно понимать, что пилот всегда значительнее машины и поэтому они обязаны были катапультироваться. Руководитель полетов всегда дает указание на эту процедуру, ну а дальше летчики уже сами принимают решение — пробовать посадить самолет или катапультироваться. Они берут ответственность на себя, но здесь наши пилоты просто поняли, что под ними мирные жители и поэтому могли устремить самолет в море, чтобы не допустить падения истребителя на жилые постройки и чтобы не погибли сирийцы», — объясняет ситуацию эксперт.

По его словам, после отвода экипажа самолета попросту не хватило времени для того, чтобы спастись самим. В экстренных ситуациях счет идет на секунды так необходимых для удаления от жилого массива.

«Решают даже части секунд — самолет хоть и планирует, крылья есть, но все равно такие ситуации развиваются скоротечно. Так, катапульта позволяет пилотам покидать аэроплан даже при нулевой скорости, фактически с земли, но я считаю, что они забирали машину от города, а значит, под ними были жилые кварталы и люди. Пилот всегда должен думать о том, куда упадет самолет. Я и сам бы не прыгнул, если бы подо мной был мирный город. Как же потом жить с этим? Так что наши ребята спасали сирийцев стоимостью своей жизни», — продолжил Красноперов.

В ситуации возникает закономерный вопрос — почему не катапультировался хотя бы один из пилотов?

«Если летят два пилота, то никто из них не будет покидать самолет самостоятельно, оставляя в кабине своего напарника. «Ты прыгай, а я буду отбивать» — у российских летчиков такого нет. Если два, так два, повезло так повезло обоим. Это такая негласная традиция, правило. Иных вариантов не дано», — заключил эксперт.

В свою очередь летчик-космонавт Максим Сураев в интервью радиостанции «Говорит Москва» заявил, что на пункте второго пилота мог быть не профессиональный летчик.

К такому предположения Сураев пришел, учитывая, что погибший экипаж воздушного судна не катапультировался.

«Последовательность катапультирования – вначале выходит задний, потом передний. Сначала ручки зажимаются, затем тянутся вверх. Если просто эту гашетку зажать, то передний, что бы он ни мастерил, не сможет катапультироваться. Может быть, задний пилот зажал эти гашетки и не стал тянуть на себя», — сказал он.

По словам летчика-космонавта, такие поступки у профессиональных пилотов должны быть отработаны до автоматизма», поэтому сзади мог находиться «непрофессионал или профессионал в прошлом, при больших погонах человек, какой давно тренировался».

«Посадили неопытного пилота, и он ожидает, что передний пилот сейчас справится, но на всякий случай зажал гашетки — может быть подобный вариант. И потом, может быть, духу не хватило, чтобы дернуть эти ручки. Поймите, это всегда сложно, это очень опасно – покидать аэроплан. Все идут с большой неохотой на катапультирование», — пояснил Сураев.

Крушения российского истребителя Су-30СМ в Средиземном море предшествовало резкое падение тяги в одном из двигателей. Попытки пилотов выровнять воздушное судно, вместо того чтобы катапультироваться, лишь усугубили ситуацию: самолет начал заваливаться и упал.

Как выяснила газета «Коммерсант», экипаж Су-30СМ должен был свершить патрульный облет акватории Средиземного моря. Из соображений подстраховки истребитель совершал вылет с полным боекомплектом. Воздушное судно прошло целый цикл предполетной подготовки, и у специалистов не было претензий к его состоянию. У командира экипажа гвардии майора Альберта Давидяна был опыт выполнения подобных военных задач.

Однако практически сразу после взлета истребители с аэродрома Хмеймим возникли проблемы. Поднявшись на высоту около 200 метров, аэроплан неожиданно начал клевать носовой частью.

В этот момент по неизвестной причине произошло резкое падение тяги в одном из двигателей Су-30СМ. Причем, как помечают эксперты, летчики в такой ситуации могли успеть катапультироваться, но вместо этого попытались выровнять самолет и вернуться на аэродром.

Самолет при попытке разворота начинов заваливаться на левую сторону и вскоре упал в море недалеко от города Джебла. От удара у воздушного судна целиком оторвало левое покрывало и хвостовое оперение. Оба летчики погибли.

Ранее в качестве предварительной причины катастрофы называлось попадание птицы в двигатель истребителя. По информации «Коммерсанта», это версия не решительная.

Для проведения расследования необходимо сначала получить обломки самолета, что, по версии источников газеты, будет несложно. Глубина в районе падения Су-30СМ не превышает 20 метров, что позволит стать усилиями водолазов, без привлечения спецсредств.

Извлеченные из воды обломки будут доставлены сначала в пункт материально-технического обеспечения в Тартусе, а после — аэропланами военно-транспортной авиации на аэродром Чкаловский. Изучением черного ящика вероятнее всего займется 13-й НИИ Минобороны (Люберцы).