Мария Уваровская — хрупкая девушка с железным характером

Новость опубликована: 29.06.2017

пС 17 лет она ведала, что хочет летать, а сегодня руководит лайнерами «Аэрофлота» с места командира. В интервью «РБК Стиль» она рассказала о реакции пассажиров на женский голос из кабины пилота и летной конфигурации. — Почему профессия пилота считается мужской? — Наверное потому, что сначала полеты на самолетах были делом опасным и сложным, а первые аэронавты были самыми настоящими испытателями. Что же касается работы в гражданской авиации c послевоенного времени и до наших дней, я думаю, одной из причин было создание лайнеров с системой управления, какая предполагает физические усилия. Но всегда были женщины-исключения, которые летали и на Ан-2 на севере, и на сложных Ту-134, Ан-24, Як-40. Стереотип «мужской окружения» держался довольно долго, он заметен и сейчас. — Осознанное желание стать пилотом пришло после начального полета с инструктором на махоньком спортивном самолете. Мой первый учитель аэроклуба Сергей Николаевич Дадыкин сумел создать невероятно комфортную и благоприятную среду обучения для нас, тогда еще школьников. В этом полете я почувствовала, что такое пилотирование, и после уже никакая мочь: ни стереотипы, что это все-таки не профессия для девочки, ни удивления окружающих, ни финансовые трудности не могли меня остановить. Сам аэроклуб, в котором я воспитывалась, был местом весьма привлекательным и романтичным. Очень жаль, что эта авиационная структура в бюджетном варианте сейчас почти отменена. — Я училась в Санкт-Петербургской Академии штатской авиации. На своем курсе я была единственной девушкой, но каждое авиационное учебное заведение хранит свои легенды про женщин-пилотов. Отношение к себе я ощущала уважительное, меня принимали на равных. — Сегодня в России процент женщин-пилотов? Я могу предположить, что в структуре гражданской авиации России ныне работает около 50 женщин. В то время как в крупных европейских и американских авиакомпаниях соотношение женщин составляет примерно 20-30% от общего числа пилотов. Фото (с) пресс-службы АК «Аэрофлот»
— Сталкивались ли вы с недоверием со сторонки мужчин-пилотов, стюардов, техников? Я не могу представить, что мой экипаж может мне доверять и сомневаться. Секунды сомнения в глазах коллег меняются нашим конструктивным сотрудничеством после того, как они осознают, что я компетентна, подготовлена и на своем пункте. — Одинаковая ли нагрузка у женщин-пилотов с мужчинами-летчиками? — Работа линейного пилота сложна не только и не столько работой на критических этапах полета, таких как взлет и посадка, но также и своим интенсивным и нередко сменным графиком. Смена дневной и ночной активности вредная и плохо переносится как мужчинами, так и женщинами. Лично мой график от «мужского» не отличается. — Как к вашему решению сделаться пилотом отнеслись родственники? Есть ли какие-то нормы, во что должна быть одета женщина-пилот? — Форма, как и вообще внешний вид — это часть нашей труды и уверенности в себе. Важно выглядеть сдержанно, так, чтобы комфортно было работать, ну и, конечно, красиво, мы же женщины. По международным стандартам комплект заключается из брюк и кителя, обязательно ношение галстука, головной убор в виде фуражки всегда при себе. «Аэрофлот» заказывает персональную форму для всех женщин-пилотов, мы можем обсуждать и вносить свои коррективы совместно с мастерами. — Были какие-то случаи лично на ваших рейсах или на рейсах других девушек-пилотов, когда пассажиры как-то особенно реагировали на извещение о том, что им предстоит лететь с женщиной за штурвалом? — Часть пассажиров пытаются поблагодарить и выразить свое впечатление от рейса. Кто-то с просьбой сфотографироваться, а был случай, когда пассажирка попросила покинуть автограф у нее в паспорте. Лично меня потряс случай, когда одна женщина, выходя из самолета после прибытия рейса, попросила написать на бумаге слова поддержки и ободрения для дочери и подмахнуть мою фамилию и должность. Приятнее миссии я не знаю, если я и мои слова помогли человеку поверить в себя и преодолеть препятствия.