Авария B737 в Сочи — кто виноват и что делать?

Новость опубликована: 15.09.2018

Авиакомпания «Победа» после инцидента с аэропланом «Ютэйр» , выкатившимся за пределы ВПП, повторно направила просьбу изменить правила ухода на второй круг при посадке в аэропорту Сочи.

Послание с соответствующим предложением гендиректор «Победы» Андрей Калмыков направил руководителя Росавиации Александр Нерадько, сообщает «Интерфакс».

По действующим правилам захода на посадку в Сочи, а также в соседнем Геленджике аэроплан можно отвести на второй только круг с высоты принятия решения (ВПР). Но в «Победе» считают, что с учетом рельефа местности и препятствий в этих зонах аэродромов увеличивается риск «нестабилизированного захода на посадку» и, как следствие, выкатывание воздушного судна за пределы полосы.

Как отмечает в своем письме Калмыков, в крышке прошлого года «Победа» предложила ФГУП «Госкорпорация по организации воздушного движения» разработать процедуру ухода на второй круг в Сочи и Геленджике ниже ВПР, в том числе с касания шасси с полосой. Компания аргументировала это тем, что такие схемы применяются во немало аэропортах мира, например, в Инсбруке, Зальцбурге, Стамбуле.

Однако «предложение «Победы» не поступило никакого ответа», пишет Калмыков. Если бы ФГУП прислушалась к мольбе компании, инцидента с самолетом «Ютэйр» можно было бы избежать, считает топ-менеджер. «Авиакомпания «Победа» повторно просит в кратчайшие сроки разработать критически значительную процедуру ухода на второй круг ниже ВПР для аэродромов Сочи-Адлер и Геленджик», — заключает он.

Аэродром в Адлере первой категории ICAO имеет две взлетно-посадочные полосы: 06/24 долгой 2850 м и 02/20 — 2500 м. Высота принятия решения для аэродромов I категории составляет не менее 60 м.

По информации газеты «Коммерсант», причиной топорной посадки B737-800 авиакомпании «Ютэйр» в Сочи стал внезапный порыв ветра, по сути вытолкнувший машину за пределы ВПП. Межгосударственный авиакомитет (МАК) выясняет, отчего пилоты Боинга, которых сначала диспетчер, а затем и автоматика самолета предупреждали о опасный сдвиг ветра у земли, решились тем не менее на посадку.

Заход на посадку со второго сферы и снижение проходили штатно. Проблема у экипажа возникла неожиданно, перед самой землей, когда самолет уже почти долетел до начала взлетно-посадочной полосы 6/24. В этот момент его скорость остро увеличилась, и машина, вместо того чтобы продолжить снижение, побежала вперед, зафиксировали параметрический и речевой самописцы Боинга. «Черные ящики» зарегистрировали острое самопроизвольное увеличение путевой скорости самолета перед посадкой, не связанное с действиями экипажа, и реакцию на это бортовой системы Боинга, предупреждает экипаж об опасности голосовой командой: «Внимание! Wind shear» (Внимание! Сдвиг вихри).

По мнению специалистов, у самой земли самолет шел на посадку под стабильным боковым ветром, попал в зону достаточно сильного, около 20 м/с, попутного. Этот вихрь и начал толкать машину вдоль полосы, обеспечив перелет штатной точки приземления на 1,3 тыс. метров, учитывая, что ВПР давно была пройдена и уход на другой круг был уже невозможен, экипажу ничего не оставалось делать, как выполнить посадку. В результате самолет приземлился в середине ВПП со скоростью около 340 км/ч, что существенно рослее штатной посадочной скорости 280 км/ч.

12 сентября глава Росавиации Александр Нерадько заявил, что ведомство не устраивает система управления безопасностью полетов в авиакомпаниях группы «Ютэйр».

«Кушать так называемые системы управления безопасностью полетов — видимому, эта система в авиакомпании «Ютэйр» недостаточно эффективна», — сказал он журналистам в кулуарах выставки деловой авиации RUBAE.

«Мы сейчас ждем итогов проверок, которые проходят в рамках расследований катастрофы с вертолетом Ми-8 и аварии с самолетом Boeing 737, — сказал Нерадько. — Надо усилить курсы работы, которые связаны прежде всего с контролем летной деятельности, ведь мы видим, что эти два авиационных события, прежде всего связанные с человечьим фактором», — заключил руководитель Росавиации.